Объекты

Проектная  мастерская  Юрия  Рыбина  и  Юрия  Листова

2014 СТОП-КРАН

Время действия: 14 октября 2014 года.

Место действия: конференц-зал САР, переулок Гранатный 12, город Москва.

Действующие лица: члены Правления НПА, юристы и сочувствующие.

СТОП-КРАН.

Куда едем? Когда тронемся?

«Наш паровоз вперед лети, в коммуне остановка..»

А что у нас в руках?

Текущую ситуацию с НПА можно проиллюстрировать словами известной песни.

Как известно, паровоз — машина на угле, со свистком, работающим от пара. В любом паровозе есть машинист, бригадир, проводники, пассажиры и даже кочегар. Есть пассажиры, которые сидят и смотрят в окно, есть дремлющие на верхних полках.

Состав НПА идет по рельсам из точки А в точку Б, как в арифметической задачке, но в ее условиях не задана скорость, не известно расстояние, зато уже есть количество вагонов, имена, статусы и ранги участников движения, мы хорошо знаем точку А, примерно представляем точку Б. Справедливости ради, нужно сказать, что эта точка и дорога к ней не определены законодателями, мы пытаемся ее проектировать и строить самостоятельно.

Машинист, одновременно управляющий и другим составом, бригадир паровоза, проводники и даже некоторые любознательные пассажиры, смотрящие в окна плацкартного вагона, понимают, что ситуация за окном меняется. Не потому, что паровоз вперед летит — жизнь не стоит на месте.

За два года, прошедшие с момента создания НПА, появилось новое министерство, избран новый президент Академии, собирающийся ее модернизировать, а заодно и нормативную базу проектирования и строительства, с мая заработал новый 99-й ФЗ, вроде бы предполагающий новые возможности для устройства профессиональной жизни.

Машинист, учитывая все обстоятельства, встречающиеся на пути к светлой и благородной цели, нужно признаться, неожиданно для многих сидящих в вагонах дергает СТОП-КРАН.

Что происходит?

Те, кто смотрел в окно, немного покачнулись, но удержались, кто сидел и дремал — слегка

ударились о стены и выступы, кто спал на верхней полке — свалился и ударился больно.

Неприятно? Конечно! Не предупредили, не посоветовались.

Состав остановился, нужно успокоиться и осмотреться, прижечь ссадины, выяснить, есть ли путь дальше, исправны ли рельсы, горит ли зеленый на семафоре, есть ли уголь в запасе.

Иначе трудно продолжать путь и двигаться в заданном направлении, к заветной точке Б.

Кроме того, в эту же точку двигаются, пока еще параллельными курсами, другие составы. Тепловоз Союза архитекторов куда как многочисленнее, с историей и традициями, развитой сетью станций и депо, имущественным комплексом, но, шила в мешке не утаишь, изрядно обветшавший, требующий капитального ремонта, даже серьезной реконструкции.

Рядом, «на всех парах», новенький и обеспеченный всеми нужными ресурсами электровоз НОП, с прицепленным составом НОИЗ, возможно, его точка Б находится в другом месте, в зоне безопасности объектов, где не говорят о пользе и красоте, но он же самый защищенный законодательно институт, можно сказать — бронепоезд, а где он в наших схемах и расписаниях? На пути к желанной станции также двигается то ли двухэтажный, то ли двух вагонный, то ли трехлокомотивный (градостроители, архитекторы, строители) Академический поезд.

А вот и Министерство путей сообщения, извините, Минстрой — как же без контроля за поездами?

Путейная жизнь идет своим чередом: уважаемый проводник из поволжского вагона предлагает, например, подставить плечо союзу, не менее уважаемый московский обещает помощь, как только НПА встанет на ноги (или колеса?). Но обычно плечо или помощь предлагаются немощному инвалиду, как у нас принято выражаться, маломобильному гражданину общества. Позвольте спросить, помощь будет безвозмездная? Мы все хотим видеть союз в категории МГН, нуждающимся в помощи?

А что означает в предложенной на обсуждение схеме взаимодействия делегируемое союзу творческое руководство? Когда региональный президент САР творчески руководит региональным отделением РААСН и Межрегиональной палатой? Или он руководит их творчеством? Какой смысл заложен в этой функции, кроме организации выставок и конкурсов?

Облекая четырех частные схемы то в пирамиду, то в квадрат, нужно не забывать, что почти

на всех подвижных составах, если приглядеться, одни и те же пассажиры, проводники, бригадиры. Нас слишком мало!

Можно рисовать схемы и карты передвижений, взаимосвязей, пересадочных станций и дальше, но давайте поднимем голову от наших столов с чертежами, трезво оценим обстановку, не надувая щеки обид, не отворачиваясь в угол спиной ко всем, кто не разделяет вашу точку зрения. Ситуация изменилась даже с ценой на углеводороды, не говоря о уже вышеперечисленных моментах, связанных с новыми игроками и новыми правилами и условиями, и, значит, нужно скорректировать к ней отношение и выдвинуть актуальную моменту стратегию.

Да, проделана колоссальная работа, и не использовать ее плоды неразумно. Допустим, что не всё было сделано вовремя, грамотно и целеустремленно — управлять двумя составами одновременно трудно. Да, почетно, но и ответственность двойная! Но если вся деятельность основана на принципах общественной работы, то вроде и спрашивать неудобно, работа по НПА делается всеми участниками процесса между основными делами: СРО, практикой, работой в союзе, преподаванием, личной жизнью — это отступление, однако весьма существенное.

Возвращаясь от только предполагаемой немецкой модели к планируемой англосаксонской,

следует учитывать всё до мельчайших подробностей, от ширины колеи и общей ситуации с

положением профессионалов и специалистов в стране, от возможностей реализаций прав и

свобод до существующей на сегодня модели отношений власти, бизнеса и общества в целом.

Взвешенные, аргументированные алгоритмы и продуманные решения далеко не арифметической задачи должны появиться прежде, чем подбросим угля в топку. Может быть, подробно информировать тех, кто собирается принимать решения, куда двигаться, о том, что уже сделано архитектурным сообществом в части самоорганизации?

Сколько трудов положено на формулирование документов, регистрацию палат, затрачено времени, нервов, усилий, средств, в том числе финансовых, конкретных людей и организаций.

Давайте соберем эти данные и предъявим в качестве аргументов и козырей нашим визави в странной и увлекательной игре — сели играть в покер, ан нет, опять в «дурака» затягивают.

Или мы хотим, чтобы, глядя на неразрешимые цеховые противоречия, пришел «Якунин» и ввел свои правила дорожного движения? Лицензирование, например? Или аттестацию от Минстроя по типу экзаменов для экспертов негосударственных экспертиз?

Необходимо ответить на эти вопросы.

Но если есть в правительстве и думе кто-то, кто готов слушать, и услышать, и принять нужное нам решение, кому можно отнести предлагаемый законопроект, включающий положения о НПА, давайте это сделаем! При чем здесь пролетарская мечта и что делить будем?

Учитывая принципы принятия государственных решений, ситуацию с важнейшим обстоятельством — легализацией деятельности НПА и принятием соответствующего законодательного акта, открывающего стрелку нашему пока еще паровозу, действовать нужно разумно и сообща, без предъявления необоснованных претензий. В этом процессе тоже необходимы спокойные, профессиональные действия, и не стоит делать из машиниста, при безусловной его ответственности за происходящее, стрелочника — стрелки переводят в другом департаменте: зимнее время наступило, и меняться уже не будет, по крайней мере, в нынешней путейной жизни.

Но главное, чтобы пар в свисток не ушел, чтобы хоть немного досталось на колесную тягу, чтобы снова тронуться в нужном направлении. Или водрузим наш паровоз на почетном месте, бригадир подберёт, как памятник мечте? А может, винтовку в угол поставим, для начала?

Пассажир, чуть не упавший с верхней полки вагона с литером «Ю»

Юрий Рыбин,

председатель Анапской организации САР, член правления НПА

Газета СА № 11 (45) 2014