Объекты

Проектная  мастерская  Юрия  Рыбина  и  Юрия  Листова

2006 Курорт Анапа: лечить или не лечить

«Ни один человек не богат настолько, чтобы купить свое прошлое»
О. Уальд

Курортом, как известно, называется населенное место, создаваемое в границах территории, имеющей природные лечебные средства и благоприятные природно-климатические условия, используемые  для санаторно-курортного лечения, профилактики и отдыха, и признанное  курортом в соответствии с действующим законодательством.

Одним из первых декретов Советской власти 20 марта 1919 года был  принят Декрет «О лечебных местностях общегосударственного значения». Новая власть с 1996 года намеревалась развивать «Федеральный курорт Анапа». Сотни тысяч отдыхающих со всей страны ежегодно фактом приезда подтверждают привлекательность природно-климатических условий города, его статус как курорта, имеющего огромное социальное значение. Проблемы демографического развития страны указывают на важность выбора стратегического развития города, как курорта  детского и семейного отдыха.

В этом году заканчивается срок действия генерального плана города, разработанного в 1980 году. Сегодня, с большим опозданием, но приступили к разработке нового генерального плана — Закона, по которому должен жить город, которым должны руководствоваться  все участники градостроительной деятельности.

Специалисты Национального градостроительного института в аналитическом разделе пояснительной записки констатируют, что «,,,развитие уникального по своим характеристикам региона Анапы носит в настоящее время во многом хаотичный характер,  что  ведет не только к упущенным возможностям комплексного развития курортной базы, но и к нарушению природного баланса экосистем, а в ряде случаев к уничтожению неповторимых ландшафтов и биоценозов; критической отметки достиг физический и моральный износ инженерных сетей и  коммуникаций».

Очевидно, что необходимо более глубоко проанализировать то состояние, в котором оказался город за последние 15 лет. Даже непрофессионалу видны сегодня градостроительные ошибки последнего времени: нарушение функционального зонирования, многократное увеличение плотности застройки, дисфункции транспортной схемы, отсутствие  ливневой канализации,  стагнация и уничтожение  зеленых насаждений, хищническое и анархичное использование всех возможных ресурсов (природных, энергетических, инженерных) и как следствие ухудшение экологии моря, воды, воздуха, деградация пляжей, дюн, берегов, заповедных природных комплексов и месторождений.

Можно, конечно, оправдаться тем, что за последние 15 лет нам пришлось пережить тотальный кризис управления 90-х годов, внедрять такие базовые ценности как: институт частной собственности, земельное право, гражданское законодательство, для которых нужны еще институты обеспечения в сфере государственных услуг: эффективность госаппарата, судов, правоохранительных органов, системы исполнения  законов.

Но за эти же годы город, а особенно курорт перестал быть целью и смыслом. Прагматизм короткого пути,  коммерческие интересы, быстрая прибыль наносят непоправимый  ущерб именно градостроительным  основам. А «свобода» в градостроительстве — вещь опасная. Тем более, когда вместе с приватизацией было приватизировано право на градостроительную политику, стратегию и тактику. Важнейшие градостроительные решения принимались без опоры на генеральный план, без широкого общественного обсуждения.  Страх перед неизвестным парализует волю. Одно из условий социальной уверенности, психологического комфорта – это знание перспективы развития: территории, региона, города, улицы, себя лично. Такое знание дает чувство идентификации во времени и пространстве, адекватное мировосприятие, стабильность. Сформулированная, ясная и понятная перспектива развития территории проживания – ключ к рождению гражданина своего города. Участие в принятии решений по перспективному развитию города делит ответственность, рождает чувство сопричастности и гордости, формирует неравнодушных граждан, укрепляет чувство справедливости. Градостроительное законодательство развитых стран позволяет населению активно участвовать в определении облика городов.

Планирование города стоит на трех опорах: экономика, социальная справедливость и  охрана окружающей среды. Главное – не кому принадлежит  земля, кто инвестор, кто строитель. Главное – какова функция, строительный режим (плотность застройки, этажность), отношение к ландшафту и степень обеспеченности инженерной инфраструктурой. Сначала – градостроительная основа, структура, система. Мы должны четко определить местоположение, размеры объектов, их назначение, и только потом, в рамках этой жестко поставленной задачи, дать возможность проявить себя архитектору как творцу.

Архитектура – это не только застывшая музыка. Это еще и застывшая политика. В том числе, градостроительная. Или ее отсутствие. Своими собственными руками сооружать вещественные доказательства своих грехов – исторически неперспективное дело. Но когда быстроменяющиеся главы превращают свою публичную работу в примитивный бизнес – коммерческий или властный, когда заказчик корыстен и недальновиден, а чиновник, который должен соблюдать интересы территории  продажен – о каком градостроительстве или архитектуре речь – это крах и того и другого. Но завтра, а архитектура и градостроительство, по определению, события завтрашнего дня – оценивать и контролировать будут другие. Суд потомства жесток и бескомпромиссен.

Сформированный облик города остается потомкам на многие поколения. Аргумент об отсутствии финансовых средств для разработки градостроительной документации выделяется редкой близорукостью, цинизмом и очевидным нежеланием и дальше жить на данной территории. Несравнимо большие финансовые средства понадобятся нашим детям, чтобы выкупать земли, отданные без учета перспективы развития транспортной сети, инженерной инфраструктуры, социальных объектов, рекреационных зон. Мы, что —  последние жители этого города?  Инвесторов, чьи амбиции связаны не только с экономикой и коммерцией, но и с культурой сегодня еще нет. Культуру бизнеса, строительства, культуру аргументации проектных решений и понимание последствий градостроительной деятельности трудно уложить в прокрустово ложе быстрой прибыли. Культура – это субстанция, в которой толпа превращается в народ. Передел собственности хорошо бы вести и под знаком борьбы за градостроительные структуры: возвращение территорий предназначенных  для стратегических целей (водоохранных, экологических, транспортных, социальных). Забота не об отдельных зданиях и сооружениях, забота о среде обитания должна стать, наконец, главной целью, главным смыслом. Дороги, транспортные коммуникации, инженерная инфраструктура, ливневая канализация, памятники истории и культуры, заповедники, глубоководные сбросы, охрана окружающей среды, экология – это элементы любого поселения, требующие ежедневной заботы, финансирования, управления для реализации общественных интересов. Но в градостроительстве сегодняшнего дня интересы страны, региона, муниципального образования не заявлены. Заявлены интересы бизнеса – мотора экономики, но это экономика «коротких» денег, это банковская, финансовая экономика. Экономика города должна быть ориентирована  на долгосрочные и среднесрочные социальные, экологические, культурологические, демографические задачи, она должна сохранять самый ценный из товаров – жизнеспособность народа, его право на благоприятную среду обитания.

Строительство в городе – это не просто индустриальный процесс, это скорее социальное явление, затрагивающее интересы многих жителей города. И инвестиционно-строительную лавину, которая постепенно накрывает приморские города, нужно организовывать, эффективно управлять потоками, понимая в первую очередь перспективы развития территории.

Городское сообщество в большей своей части с провинциальным, станичным образом мыслей на вызов времени пока не ответило. Нет сообщества, есть группы, большей частью разделенные на национальности, которые разобщены, и заняты дележом и перераспределением земли, недвижимости, власти, сфер влияния. Какую-либо целостную линию, стратегию в таких условиях проводить невозможно. На все на это аппарат чиновников, цена которых зависит от степени мутности условий любой деятельности. Чем больше непрозрачность принятия решений – тем больше цена. Все это знают, все ее платят, потому, что так быстрее решаются вопросы. Для бизнеса это очень важно. Особенно в городе, где многое хочется сделать  к сезону.

Безумно длительная, дорогостоящая, непрозрачная и монополизированная процедура подготовки земельных участков под застройку ничего общего с благоприятным инвестиционным климатом не имеет. К серьезным инвестициям курортный сектор не готов по причинам отсутствия полноценной и сбалансированной  по территориям, по стадиям разработки градостроительной, планировочной документации. По этим же причинам представляется проблематичным  прогнозирование социально-экономического развития города, привлечение крупных и долгосрочных инвестиций и их целевое использование. А если время и средства, затраченные на подготовку необходимых для начала проектирования документов не поддаются предварительному расчету, возникает мотивация для самовольного строительства. И в этом случае результат непредсказуем.
Кто сегодня отвечает за грамотное развитие территории? В поселке – глава администрации, в городе – мэр, в крае – губернатор. Обеспечение населенных мест основами градостроительной политики и механизмами ее реализации — такая же насущная ежедневная потребность как водоснабжение, энергообеспечение, санитарная безопасность и выплата зарплаты бюджетникам. Но при четырехлетнем сроке правления, когда ясность административного сознания ограничивается временем местных предвыборных компаний, ответы на вопросы о долгосрочных программах повисают в воздухе. Вот здесь бы и подставить крепкую основу в виде градостроительной документации, потому что генеральный план, градостроительный регламент, правовое зонирование, правила застройки – это инструменты защиты города, в том числе и личная безопасность лиц, которые принимают решения по его застройке. И градостроительные ограничения в цивилизованных странах не зависят от степени авторитетности заказчика или стоящей за его спиной финансово-промышленной группы. Они прописаны в муниципальных законах и могут меняться вследствие процедур,  в этих же законах, предусмотренных. Перефразируя известную мудрость, можно сказать: «Что бы стать свободными, мы должны стать рабами градостроительного закона». Дело за малым – сформулировать закон.
Генеральный план должен показать перспективы развития курорта и города, может быть, даже ценой ущемления частных интересов, предусматривая компенсации, гарантии и законный путь решения сложившихся проблем. Он не должен только закреплять факт отведенных с нарушениями земель и узаконить пожелания инвесторов делать на территории все, что подсказывает  экономическая выгода.
Планировочная структура курортов в значительной мере определяется транспортными магистралями. Непременным условием является ограничение движение транспорта в пределах курортных зон и вывод транзитного движения за пределы курорта. Наиболее ощутимое влияние на формирование  планировочной структуры курорта оказывает система пешеходного движения. Она связывает курортные и жилые зоны, общекурортный центр, парки, лесопарки, курортные комплексы. На пешеходных путях формируются главные архитектурные ансамбли курортов, с них раскрываются основные видовые точки на застройку и природный ландшафт.

Одной из главных задач преобразования планировочной структуры становится проведение четкого функционального зонирования с учетом освобождения лучших курортных территорий для размещения здравниц, общественных центров, развития зеленых насаждений.
А если применить термины функционального зонирования городов к стране – то курорт Анапа – это профилакторий, поликлиника, больница страны. На карту поставлено здоровье будущих поколений. Больные дети России сегодня – неконкурентоспособная страна завтра. Для рыночной экономики любая вещь имеет цену, но ничто не  имеет ценности. Наибольший ущерб  природе наносится именно в это время. Сохранение курорта и  детского курорта – это та ценность,  цена которой — здоровье будущих поколений.

Решение квартирного вопроса для отдыхающих и пенсионеров всей страны разрушит курорт,  а развитие курортной отрасли возможно только при создании экономических условий усилиями всех уровней власти: федеральной, региональной,  муниципальной. В  арсенал усилий может входить налогообложение и государственные программы, но самый главный ресурс – это совершенствование  социальных институтов, приобретение привычки выполнять законы, квалифицированный процесс проектирования, создание обстановки свободы и доверия, гражданский диалог. Правильная система управления городами может быть признана только та, которая обеспечивает полноценное участие горожан во всех процессах, где происходит выбор, как им жить дальше – это первый признак хорошего городского планирования и управления.

Для этого нужно достичь минимально необходимого уровня «культуры прозрачности» власти для общественности и предоставить населению максимальные возможности для активных действий через реализацию гражданских свобод, свободу прессы и свободу доступа к информации о перспективах развития территории. Свобода действия чиновника «по усмотрению» должна быть сведена к минимуму.

Конечно, есть опасность. Мы не умеем вести гражданский диалог. В царские и советские времена он был невозможен по определению, новейшее время было занято материальными проблемами выживания — не до духовных идеалов. Но если мы хотим сделать архитектуру и градостроительство сегодняшнего дня культурным достоянием дня завтрашнего, учиться необходимо.

Архитектура и градостроительство строгих, ответственных и дисциплинированных решений, незатратных и разумных ограничений должны стать частью профессиональной аргументации. Гражданской инициативой городского сообщества должны стать предложения о включении Программы развития курорта Анапа в общенациональный проект развития здравоохранения.

Архитектор  Юрий Рыбин, декабрь 2005 года.
«Санаторно-курортное лечение и отдых в Анапе». Ежегодный научно-практический журнал №8 2006.