Объекты

Проектная  мастерская  Юрия  Рыбина  и  Юрия  Листова

2004 Историческая ответственность

«Отсутствие градостроительной стратегии сказывается на облике города» -эта фраза из интервью архитектора Ю.В.Рыбина (генерального директора «Проектного института «Анапакурортпроект») журналу «Архитектурный вестник» легла в продолжение темы о сегодняшних проблемах и тенденциях в архитектуре южных городов, начатой в апрельском номере нашего журнала.

Профессионализм архитектора заключается в том, чтобы максимально точно сбалансировать требования клиента с интересами города. Главное, чтобы город свои интересы сформулировал. Наш клиент не обязан вникать в проблемы города.

Проще в этой ситуации такому клиенту сказать «нет». А если с профессиональной точки зрения попытаться переубедить заказчика в его ошибках и заблуждениях?

—  Трудно говорить клиенту «нет», если он за твою конкретную работу платит деньги. Как правило, ни в одной из ситуаций не бывает однозначных «да» или «нет» (исключение составляют охранные зоны и т.п.). Бывают условия, при которых возможно то или иное развитие на участке застройки. С помощью различных специалистов: историков, экологов, экономистов, инженеров — транспортников, пожарных, санитарных врачей, архитекторов и, может быть, политиков — власть должна сформулировать эти условия.

Успех нашей работы с заказчиком зависит от того, хорошо ли мы поняли друг друга. Открытость — залог нормальной работы. Когда клиент считает нашу работу бессмысленной, изначально для себя затратной — результата не будет. Сегодня в так называемых «рыночных» условиях сформировался принцип договорных цен, который разрушает не только ценовую политику, сформированную на основе базовых показателей, но и зачастую профессионально-этические требования специалистов к самим себе. Заказчик часто выдвигает условия: деньги, сроки, при которых в принципе нельзя сделать нормальный проект, пройти его экспертизу, и, в конце концов, быстро и качественно строить.

Строительство в городе — это не просто индустриальный процесс, это скорее социальное явление, затрагивающее интересы  многих жителей города. И инвестиционно-строительную лавину, которая постепенно накрывает приморские города, нужно организовывать и эффективно управлять потоками, понимая в первую очередь перспективы развития территории.
С другой стороны, инвестиции предполагают возврат средств и получение прибыли от проекта инвестиций. По официальным данным, по этим показателям Кубань уступает половине страны (прав мэр Геленджика, озабоченный защитой инвесторов на высоком совещании о курортах). Думается, это связано со слабой правовой и градостроительной подготовкой инвестиционных площадок, особенно в курортной сфере.

Безумно длительная, дорогостоящая, непрозрачная и монополизированная процедура подготовки земельных участков под застройку ничего общего с благоприятным инвестиционным климатом не имеет. К серьезным инвестициям курортный сектор не готов по причинам отсутствия полноценной и сбалансированной по территориям, по стадиям разработки градостроительной, планировочной документации. По этим же причинам представляется проблематичным прогнозирование социально-экономического развития городов, привлечение крупных и долгосрочных инвестиций и их целевое использование. Это ведет к деградации ценных особо охраняемых природных территорий курортов, таких как пляжи, набережные, парки, заповедники, месторождения минеральных вод и лечебных грязей.
А если время и средства, затраченные на подготовку необходимых для начала проектирования документов не поддаются предварительному расчету, возникает мотивация для самовольного строительства. И в этом случае результат непредсказуем.

Таким образом, результатом планировочных разработок, их целью и задачами становится формирование градостроительной политики и стратегии развития территорий.

— Какие шаги делаются сегодня в Анапе в этом направлении?

— К большому сожалению, в Анапе давно не ведется работа по градостроительной и планировочной документации. А это главное, на чем должны основываться решения по перспективному развитию курорта, по инвестиционным проектам, по отводу земельных участков под застройку. Более 10 лет в условиях новых экономических отношений мы пытались создавать прецеденты отдельных достойных объектов. В суете и спешке мы часто забываем, что город — не простая сумма отдельных частных амбиций, а сложнейшая структура со многими составляющими: экономикой и социологией, историей и культурой, транспортом и инженерной инфраструктурой. Создание прецедентов градостроительного свойства — всегда актуальная задача, решать которую мы сможем только при помощи политической воли властей, созидательной роли общественных организаций и, не в последнюю очередь, при участии любящих свой город жителей.

— Не думаю, что Анапа в отношении нерешенности вопросов градостроительной документации единственный город в России, знаю, что эта проблема стоит повсеместно. Что предлагается на федеральном уровне для ее решения? Хотелось, чтобы вы также поделились своими мыслями по поводу проекта нового Градостроительного кодекса РФ.

—  Начну со второй части вопроса. О проекте нового Градостроительного кодекса уже много сказано на страницах специальных изданий, в том числе в Вашем журнале. Президент Российской академии архитектуры А.П. Кудрявцев, президент Союза Архитекторов России Ю.П. Гнедовский, Совет главных архитекторов страны под руководством главного архитектора Москвы А.В. Кузьмина, президент Ассоциации содействия по информационному обеспечению градорегулирования М.Я. Вильнер, НИИ теории архитектуры и градостроительства в лице А. Эпштейна резко осудили подходы, принятые проектом.
Конечно, трудно с ними не согласится: нельзя сводить все к землеустройству и правовому зонированию. Однако и преуменьшать их значение тоже не следует. Правовое зонирование — это, в первую очередь, нормативно-правовые акты в деятельности органов местного самоуправления. Право на деятельность — это прочность городских отношений. А эта материя не может появиться без генеральных планов, градостроительных регламентов, правил застройки, градостроительного устава.

Вызывает большую тревогу состояние нормативной базы проектирования и строительства. Например: проект нового Градостроительного кодекса предусматривает экспертные рассмотрения проектной документации на опасные, технически особо сложные и уникальные объекты только на федеральном уровне. Госэкспертиза на другие объекты станет необязательной. «Инструкция о порядке разработки, согласования и составе проектной документации на строительство предприятий, зданий и сооружений» (СНиП 11-01-95) переведена в разряд рекомендуемых для использования на добровольной основе. Федеральный закон «О техническом регулировании» (1 июля исполнился год) явно нуждается в развитии и дополнении по простой причине обеспечения безопасности объектов строительства. Можно догадываться, какой правовой вакуум в нормативной сфере нас ожидает. А это все вопросы, связанные с эффективным взаимодействием заказчиков, проектировщиков, органов экспертизы и, в конечном счете, получением безопасной среды обитания. Мы сейчас даже не обсуждаем проблемы архитектурной выразительности, художественного образа, градостроительной ценности объектов. По первой части вопроса. Ответ: на федеральном уровне предлагается проект Нового градостроительного кодекса, закон «О техническом регулировании» и т.п. Верим, что цели благие: запустить рынок земли, либерализовать производственные отношения. А долгосрочная перспектива, а последствия? Давайте разберемся. Повторюсь: переход от национализации земли к ее приватизации существенно изменил характер и содержание земельных отношений. Переход к рыночным отношениям в экономике изменил процесс градообразования, перспектива развития городов не предусматривается «сверху», а становится прерогативой поселения, территории, местной власти. Децентрализация экономики и управления делает города реальными субъектами хозяйствования с собственным бюджетом и источниками его покрытия. Конструирование городов превращает их административные органы в субъекты власти, отвечающие за градостроительную политику, градостроительную стратегию и тактику, и, в конечном счете, за гармоничную, комфортную, экологически устойчивую среду обитания.

Кто сегодня отвечает за грамотное развитие территории? В поселке — глава администрации, в городе — мэр, в крае, области губернатор. Обеспечение населенных мест основами градостроительной политики и механизмами ее реализации — такая же насущная ежедневная потребность как водоснабжение, энергообеспечение, санитарная безопасность и выплата зарплаты бюджетникам. А «власти до сих пор пребывают в уверенности, что в сфере пространственно-территориальной организации общества все само собой образуется в соответствии с рыночными добродетелями. Градостроительство вот уже второе десятилетие кряду пребывает на задворках профессионального и общественного внимания и интереса»(Д. Фесенко Журнал «Архитектурный Вестник» АВ 1 (76) 2004). Но при четырехлетнем сроке правления, когда ясность административного сознания ограничивается временем местных предвыборных компаний, ответы на вопросы о долгосрочных программах повисают в воздухе. Вот здесь бы и подставить крепкую основу в виде градостроительной документации, потому что генеральный план, градостроительный регламент, правовое зонирование, правила застройки — это инструменты защиты города, в том числе и личная безопасность лиц, которые принимают решения по его застройке. И градостроительные ограничения в цивилизованных странах не зависят от степени авторитетности заказчика или стоящей за его спиной финансово-промышленной группы. Они прописаны в муниципальных законах и могут меняться вследствие процедур в этих же законах прописанных. Перефразируя известную мудрость, можно сказать: что бы стать свободными, мы должны стать рабами градостроительного закона. Дело за малым — сформулировать закон.

—  Вернемся к Анапе. Какие изменения в институте произошли за последний год? Какие проекты были выполнены, что построено или строится?

—  На первом месте все те же усилия по сохранению коллектива профессионалов, способного решать серьезные проектные задачи, постоянная модернизация технического оснащения проектного процесса, повышение квалификации специалистов, привлечение молодых кадров, хоть это и не просто. Другими словами, формирование эффективного работающего механизма по созданию качественного проектного продукта — наша главная перманентная задача. Мы стремимся повышать уровень доверия к фирме со стороны сотрудников, заказчиков, партнеров, властей. Осенью мы получили Диплом Госстроя «Лидеру рейтинга проектных организаций России». Разрабатываются стандарты предприятия, система контроля качества отрабатывается и совершенствуется. Появился опыт работы с зарубежными коллегами из Финляндии. Совместно с ними построили боулинг-центр на 10 дорожек в ЛОКе «Витязь», заканчиваем рабочий проект крытого спортивно-игрового комплекса с универсальным залом для мини футбола, волейбола, гандбола, с гимнастическим залом, бильярдными и интернет-кафе. В работе участвуют также проектные фирмы из Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Анапы. Идет рабочее проектирование курортной деревни в пос. Витязево с высоким уровнем комфорта для отдыха: отдельные бунгало, открытый бассейн, спортплощадки, ресторан. Заканчиваем строительство двух больших (по анапским меркам) торговых центров: первые в Анапе эскалаторы, панорамный лифт. Полным ходом к строительному сезону идет проектирование 2-й очереди аквапарка «Золотой пляж» на центральной набережной. В мае сдали в эксплуатацию комплекс открытых бассейнов в санатории «Анапа», в том числе, и бассейн для спинальных больных. Традиционно занимаемся жилыми многоквартирными домами, выполнили проект коттеджного поселка. Проектируем Православный Храмовый комплекс в с. Юровка Анапского района. Нам остается работать и надеяться на то, что наши работы украсят город и внесут немного солнца в душу курорта, что профессионализм станет повсеместным явлением, и наш уютный курорт с богатейшей историей, уникальной географией и специфическими природными факторами сохранит свое настроение на века — не без участия специалистов института «Анапакурортпроект».

А искусство архитектора, как известно, заключается не только в прорисовке фасада, а главным образом, в организации пространства, в том, чтобы сделать жизнь удобнее. Хочется верить, что качество архитектурного искусства станет не исключением, а повсеместным явлением, что наступает время здравого смысла, компетенции и солидности. Время строить курорты действительно международного уровня.

— Что на Ваш взгляд входит в понятие «архитектура» города?

Девяносто процентов объектов, построенных у нас в постсоветские годы — это не архитектура, а недвижимость, причем с очень разной, часто низкой степенью ликвидности. Но архитектура — это искусство, и за нее нужно платить, как за искусство. А если пиком профессионализма считается срочная выдача чертежей фундамента и скорейшее согласование проекта в нужных органах? А архитектурная деятельность не лицензируется? Ответственность предполагает права, статус. Архитектура сегодня создается только за счет частного энтузиазма и воли совестливого архитектора, но таких во все времена было мало, как, впрочем, и заказчика, который понимает архитектора. Выход «простой» — всем вместе создавать систему, позволяющую получить высокое архитектурное качество городов, и такие системы известны.

Архитектура должна ориентироваться на идею города, а архитектура города — это проекция культуры его жителей, властей, людей, участвующих в процессе его создания. Архитектура — это автобиография города, признак его нравов.Мы должны осознавать, что плоды нашей деятельности устремлены в будущее, поэтому ответственность за принятые решения — основа процесса проектирования. Сформированный облик города остается потомкам на целые поколения. Изменить или исправить его — дело непростое и очень дорогое. Ошибки с годами приумножаются, попытки их исправить порождают новые ошибки. И архитектура — это не декорация, это, если хотите, явление этическое и биологическое. И если мы создадим генеральные планы и архитектуру городов-курортов, прочно основанные на близости к природе, мы найдем кратчайший путь к цели, а совершенная взаимосвязь человека и его трудов с природным окружением и будет конечным результатом разумного проектирования, особенно на курорте. Города-курорты — это города-пульсары. Вместе с температурой воздуха и воды в летний период антропогенная нагрузка возрастает многократно.

Зачем мы строим — санаторий, базу отдыха, гостиницу? Не только за койко-местами и квадратными метрами приезжает человек на курорт в южный город, к теплому морю, чистому воздуху, изобилию фруктов и овощей, к солнцу. Это следствие того, что он берет напрокат у курорта природные стихии: воду, воздух, землю, огонь. Смысл курорта в восстановлении союза со стихиями. Общение с ними хорошо уже тем, что не позволяет человеку считать себя центром Вселенной. Наша задача -не разрушить этот союз. Это касается и вида из окна санатория, и структуры города в целом. А если из окна не видно не только моря, но и неба или ветки дерева, а парки, скверы, аллеи, вид на море или горы не являются незыблемой городской ценностью, а воздух от транспорта не отличается от воздуха мегаполисов, то это — не курорт, и о союзе со стихиями говорить не приходится.

—  Ваше мнение об уровне архитектуры на побережье, ее перспективы и направления развития?

—  Уровень архитектуры зависит от условий, в которых он рождается. От мудрого градоначальника, от просвещенного заказчика, от болеющего за общее дело чиновника, от талантливого, образованного архитектора, от грамотного строителя, от современного технического оснащения строительного процесса, от общего культурологического фона и желания созидать достойную, комфортную, безопасную, красивую среду обитания. Не единичные объекты недвижимости за высоким забором в водоохранных зонах и реликтовых лесах, а именно среду обитания. У архитектурных произведений есть одна отличительная особенность — это публичные объекты. Что мешает сегодня получить высокое архитектурное качество? Одна из причин — это отсутствие живой конкурентной среды. Монополизм считался огромным достижением советской плановой экономики, но это до сих пор главная беда сегодняшней российской экономики, и строительство здесь не исключение (об этом уже и президент на всю страну сказал). Поэтому те, кто до сих пор создают, используя административный ресурс, монопольные структуры в проектировании и строительстве, выглядят советскими динозаврами, и кроме успешного бизнеса (он по определению у монополии успешен) никогда не получат ни качественного проектного продукта (градостроительного в том числе), ни доступного жилья, ни классно построенных зданий, ни бесперебойно работающих систем жизнеобеспечения. Прогресс определяет честная конкуренция.

Еще одной причиной, определяющей уровень архитектуры, можно назвать архитектурное образование, на юге пока еще молодое, нарабатывающее опыт. Региональную школу, которая формирует градостроительное, архитектурное мировоззрение, а территориальная принадлежность и особенности работы в конкретном регионе накладывают отпечаток на принципы формообразования, характер архитектуры, художественно-образные и колористические решения. Понятие места имеет ценностный, социальный смысл, с присущим ему историческим, географическим, мифологическим и публицистическим фоном.

И последнее. Стихийные силы редко бывают причиной трансформации человеческих поселений. Как правило, это сугубо человеческие мотивы, как бы темны, запутаны или ошибочны они ни были. Открытие и оценка этих мотивов дает ключ к пониманию городских взаимосвязей и становится звеном в определении критериев градостроительной деятельности. А разумно устроенный город повышает социальную стабильность, предотвращает экологические нарушения, сохраняет индивидуальный характер окружения и ценные территории, улучшает психическое здоровье, укрепляет семью, облегчает воспитание детей, уменьшает число преступлений, сокращает миграцию, усиливает общение людей. Ради этих ценностей хорошо строить города так, чтобы в жизни последующих поколений горожан было больше комфорта, счастья, достоинства и здоровья.

Журнал «Место жительства» №07(12)2004 год