Объекты

Проектная  мастерская  Юрия  Рыбина  и  Юрия  Листова

2011 Шуваловский протокол. Полемика

Архитектурный Вестник №4 (121) 2011

АВ: В прошлом номере мы уже откликнулись на появление т.н. «шуваловского протокола» и последовавшую реакцию профессионального сообщества, а именно – письма на имя самого вице-президента Правительства РФ И.И.Шувалова и Президента Д.А. Медведева. Были опубликованы материалы круглого стола, состоявшегося в ЦДА, в сопровождении развернутого комментария редакции.

Казалось бы, какой смысл возвращаться к данной теме, тем более что особых подвижек с тех пор не произошло?Дело в том, что в конце апреля в редакцию позвонили из МАО и предложили обсудить данную тему с одним из членов Общества, лидером компании UNK Project Юлием Борисовым. Его реплика приводится ниже – в сопровождении контрсуждений ряда ведущих архитекторов, ознакомившихся с точкой зрения коллеги и выказавших желание пополемизировать. Воспользовавшись случаем, также публикуем последние работы со стола героев данной подборки.

Юрий Рыбин, Председатель Анапской организации Союза Архитекторов России,

ГАП ООО «ПСФ «Эриэл», город-курорт Анапа

ВОКРУГ ДА ОКОЛО ШУВАЛОВСКОГО ПРОТОКОЛА

По поводу полемики

В силу географии, рода занятий и ограниченных знаний о зарубежных системах строительного нормирования могу лишь присоединиться  к одной из сторон, участвующих в полемике.

Хотел бы сначала скорректировать экспозицию, опираясь на реалии, на информацию из открытых источников и подсказки в комментариях редакции к мнениям сторон и материалам  обсуждения заданной темы. Скорректировать и обобщить по большей части в адрес тех, кто считает, что «все равно снесет».

Инвестиции (о контексте)

В 2008 г. налоговая служба Великобритании в официальном отчёте объявила: только в Лондоне 300 тысяч граждан РФ имеют собственность не менее 1 миллиона фунтов стерлингов на каждого. Можно добавить к этим цифрам Испанию, Францию, Черногорию, Хорватию, Турцию, США. А еще виллы и заимки за высокими заборами в водоохранных зонах рек, озер и морей нашей необъятной Родины. А это –непостроенные новые заводы и фабрики, школы и вузы, обескровленная наука, оборона и медицина, обветшалые транспортная и инженерная инфраструктуры, нехватка энергоресурсов, убогая строительная индустрия.   В декабре 2003 года под видом либерализации уголовного законодательства в РФ институт конфискации в нашем уголовном праве уничтожили, а в 2008 году президент издаёт указ, ликвидирующий все подразделения МВД по борьбе с оргпреступностью. Между тем, две основополагающие конвенции ООН против организованной преступности и коррупции основываются именно на институте конфискации и одна без другой не действуют, а декларации о доходах чиновников нужны лишь тогда, когда действует правовой институт незаконного обогащения, предусмотренный теми же конвенциями. Коррупция с оргпреступностью продолжают в России процветать, гарантируя отсталость страны, её экономический упадок. С ними никто не борется всерьёз. И это в период, когда в стране буйным цветом расцвело рейдерство, оборот наркотиков, торговля детьми и людьми… Проеденная коррупцией, государственная машина РФ впадает в маразм и начинает работать на разрушение страны. Это фон, на котором «развиваются» рынки.  Среди факторов, оказывающие наибольшее негативное влияние на инвестиционный климат в России, инвесторы называют: коррупцию (65%), бюрократию и «волокиту» (58%), непоследовательное применение законов (37%), лицензирование и другие административные ограничительные барьеры (35%), отсутствие главенства закона и проблемы юридической системы (26%), кроме того отсутствует нормальная судебная система,  растет количество примеров нарушения прав инвесторов.

Цена бюрократических институтов (о переплате).

По данным экспертов Европейского университета из Санкт-Петербурга продукты в России могли бы стоить на 15% дешевле, связь — на 10% дешевле, а недвижимость — на 25-30% дешевле (в Москве до 60%). Виноваты бюрократия и легализованная коррупция и наиболее сильно их негативное влияние проявляется там, где предпринимателю приходится иметь дело с недвижимостью — строить офисное здание, магазин, ферму или арендовать площади.  Процедуры согласований приводят к удвоению срока строительства. Взятки для прохождения административных барьеров составляют 5-15% стоимости проекта, коррупционные платежи за подключение к сетям — еще 7-10%. При строительстве многоквартирного жилого дома сумма дополнительных неформальных платежей в среднем в 7 раз выше формальной стоимости разрешений и согласований. Проблема плохих институтов более масштабна, чем просто взятки: в монопольно организованных структурах, сидящих на своих функциях и извлекающих из них ренту, система работает без стимулов, а из-за низкой предсказуемости и высоких рисков горизонт бизнес-планирования не превышает пяти лет — стремление предпринимателей быстрее окупить вложения также приводит к завышению цен.

Управленческий дефолт (о текущем моменте)

Минэкономразвития выяснило: действующая система саморегулируемых организаций (СРО) в строительстве создает преграды малому бизнесу, а допуск к отдельным видам работ можно купить, такой вывод содержится в докладе министерства «Об итогах анализа практики применения законодательства РФ о СРО в отдельных сферах и отраслях экономической деятельности». Сделали открытие (!) и… присматриваются к замороженным колоссальным финансовым ресурсам в компенсационных фондах СРО, ждите очередных экспериментов.

Закон о техническом регулировании, Градкодекс, 94-й, Пожарный регламент, 87-е Постановление, институт СРО, с постоянно меняющимися правилами игры и баталиями в НОПе, Распоряжение 1047 со спешно составленным перечнем национальных стандартов и сводом правил, имитация формирования рынка доступного жилья, безудержное стремление в ВТО и шуваловский протокол – это звенья одной цепи с названием — управленческий и законотворческий дефолт.  И, как следствие, градостроительный хаос и архитектурный мусор – примета российских поселений нового времени, особенно на территориях с высоким инвестиционным потенциалом.

Можно, конечно, оптимистически предположить, что шуваловский протокол – это провокация, призванная встряхнуть проектно-строительный комплекс страны и подвигнуть профессионалов на активные действия по созданию современной, актуальной и сбалансированной нормативной системы. А если это «искреннее желание помочь стране», такое «русское гостеприимство – душа на распашку», тогда становится страшновато.

Не думаю, что происки неоколонизаторов играют ключевую роль в процессах. Провальные для комплекса 90-е, явный перегрев начала 00-х, лихорадка с нормативной базой все эти 20 лет, разрыв поколений проектировщиков, свобода частной практики с абсолютно неподготовленным клиентом, разобщенность проектно-строительного  комплекса – причины утраты профессионализма, необходимой технической базы, чувства осторожности и традиции выполнять предписания советской, довольно стройной, но не актуализированной нормативной базы. Так и не сформирован институт страхования строительных рисков, играющий ключевую роль в проектировании и строительстве на Западе. В систему государственного управления комплексомпришли неподготовленные люди – юристы, менеджеры, политики-«комсомольцы», а то и просто временщики под конкретные сиюминутные задачи по имитации сначала «национальных проектов», а теперь модернизации.

О полемике.

По материалам круглого стола, прошедшего в ЦДА, по экспозиции и диагнозу больших разногласий, как мне показалось, не было, все дружно согласились с абсурдом предложений, высказанных протоколом. Полемику, не переходящую в непримиримость, вызвал вопрос «Что делать?», форма действий и с кого начать. Трудно не присоединиться к сказанному, если работал все эти 20 лет в комплексном проектировании, сталкиваясь ежедневно и ежегодно с новыми сюрпризами, с невозможностью работать спокойно и размеренно, по-европейски или по-американски, в постоянных усилиях сохранить кадры, подготовить смену, успеть за быстроменяющимися условиями деятельности.  Что касается мнения молодого коллеги, поработавшего не в России, то мне нравится сам факт появление поколения архитекторов, которые могут работать и  в собственной стране и проектных компаниях мира – это несомненный прорыв в профессиональной жизни цеха. Важно еще и то, чем там занимаются наши архитекторы, конструкторы и инженеры. Можно в известной проектной конторе на Западе делать ручную графику, визуализацию, детали вентилируемых фасадов или коммуникационные узлы. Мы сейчас говорим об идеологической, концептуальной и практической разнице систем технического регулирования и нормирования в России и в Европе, в США. Неплохо было бы познакомиться с мнением коллег, работающих на «два фронта» и, надеюсь, почувствовавших эту разницу, например С. Чобан, М. Мандрыгин, Т. Калинина, Л. Кравченко могли бы прокомментировать происходящее.Разрабатывая корпоративные и частные интерьеры для Жуковки и особняки для Рублевки трудно оценить масштаб проблем – другая там страна и другая реальность, об этом говорил Сергей Скуратов. И полемизировать не о чем.Сегодня и врачи, ставящие диагноз работают или в муниципальной больнице, или в частной платной клинике для небедных людей с острова «Фантазия». Расслоение, одним словом, а между слоями пропасть. Вот в эту пропасть, по меткому выражению Андрея Бокова «вместе с конструкторами и инженерами мы и рухнем», если не научимся строить свою жизнь, не надеясь на дядю из Думы или нового Госстроя. На этом фронте мы должны спроектировать стратегию, тактику, все вплоть до стилистики писем и планов баррикад, редутов и укрепрайонов. Постепенное сближение законодательств РФ и ЕС (на дюймы и футы мы, наверное, не перейдем) в области технического регулирования будет происходить – глобализация, однако. Мы должны быть к этому готовы, должны изменяться и учиться. Но у нас хватает внутренних проблем, которые мы создаем себе сами.Хотите свежий пример? С 20 мая входит в действие актуализированный СНиП «Строительство в сейсмических районах», назвали его Сводом правил. Таблица 3 и примечание мелким шрифтом в п. 5.2. устанавливает, что для зданий с одновременным пребыванием в них более 300 человек (например, торговый зал 900 м2) и зданий выше 16 этажей выполнение расчетов сооружений на сейсмические нагрузки следует осуществлять по специальным техническим условиям и при научном сопровождении специализированной организации, имеющей допуск на выполнение такого вида работ. Где этот вид работ прописан, сколько стоят спец ТУ, как получать допуск, кто аккредитован на сопровождение? Вопросы без ответов. Кто за этим стоит? ЦНИИСК им. Кучеренко. Наши коллеги.  Актуализаторы. Нам не нужно вставать поперек прогресса, согласен. Но поперек глупости, жадности и желания «сдать» страну, вставать необходимо. Если хотим в ней и дальше жить и работать.

 

Архитектор Юрий Рыбин. Анапа.

09.05.2011.