Объекты

Проектная  мастерская  Юрия  Рыбина  и  Юрия  Листова

2000 Архитектура — это очень человеческий процесс

За последние шесть-семь лет Анапа сильно изменилась — на ее улицах появились красивые дома, торговые комплексы, гостиницы, рестораны и кафе. Их стильный облик делает город современнее, наряднее, и маленький городок охотно расстается со своим провинциальным прошлым, спеша к иному курортному горизонту.
Архитектор Юрий Рыбин — как раз из тех людей, что к этим разительным переменам непосредственно прикладывает руку. Из архитектурной мастерской «ЭРиЭЛ», в которой он творит на пару с архитектором Юрием Листовым, вышло много замечательных проектов, по которым были построены не менее замечательные здания самого разного назначения. Многие эти постройки доставили славу Анапе на престижных архитектурных конкурсах и выставках.
Предлагаемые вниманию читателя заметки-размышления о частном жилом доме, попытка осмыслить сегодняшние взаимоотношения архитектора и заказчика, роль архитектора в формировании нетолько облика города, но и общественного вкуса.
Так сложилось, что в настоящее время наша мастерская не имеет в работе ни одного заказа на частный жилой дом (хотя строится около десятка). Не потому, что не обращаются, — не берем.
Корпоративный заказчик (или девелопер) оказывается более привлекательным по всем параметрам, начиная с психологического, заканчивая экономическим. Справедливости ради нужно заметить, что это в основном заказчики, уже построившие себе дом по нашему проекту. А отношения на этой почве, если они сложились, даются нелегко и дорого стоят, потому как кредит доверия — ключевая составляющая такой работы. Судите сами, от заказчика требуется немалое мужество: он должен довериться чужому человеку, подчинить ему свой быт, выложить на строительство огромные деньги, а потом жить в доме, который этот человек построит. Жить в нем, вероятно, придется и его внукам.
Способы получить кредит доверия самые разные, наиболее «простой» — качество и количество удачных реализаций. Но право первого хода принадлежит заказчику, проживающему на территории, из которой последовательно и долго вытравлялась сама идея «частности». И частный дом сегодня — не продолжение благоустроенного ландшафта, а форпост сопротивления территории. Готовых моделей в этом жанре на сегодня нет -их надо создавать заново. В этом смысле русский частный дом — непаханое поле для жизнестроительства.
Романтический пафос модерна -последний в русской истории период проектирования частного жилья — сублимируется в бесчисленных подражаниях, перепевах, иногда откровенных неудачах, которыми застраиваются наши города не случайно. Часто эксплуатируется и проявляется лишь его внешняя сторона. Но изменилось время, изменились технологии. Человек стал мобильней, прагматичней, а в некоторых случаях циничней, и архитектору приходится уважать вкус, а иногда и отсутствие вкуса клиента.
Часто люди не верят в воображение художника, в аргументы «за экологию». Строительство своего дома еще остается сферой, где все кажется просто и ясно, что нужно только «вычертить и согласовать». Эта кажущаяся простота подкрепляется множеством иллюстрированных журналов и каталогов с типовыми проектами. Типовая вилла, коттедж — что может быть бессмысленней, если их производство, по сути, не отличается от обычного строительства и не становится дешевле? Наводить порядок в подсознании -наша задача, и до того, чтобы дом стал свободным, внешним проявлением внутреннего мира человека, его потребностей, вкусов, может быть, даже портретом в камне, конечно, далеко, а в массовом порядке и недостижимо вовсе, но…
Для начала нужно ясно понимать: все, что нужно для дома, — внутри дома. Стены, крыша, окна всего лишь ограждают эти пространства, и дом вырастает из простого житейского обихода как раковина моллюска или пчелиный улей. Жизнь в доме — это процесс, в котором участвуют времена года, потоки света и дождя, шум ветра и соседней магистрали, осенняя листва и цветущая за окном вишня. А хозяин должен иметь поле для творчества: менять планировку, насыщать дом предметами, переставлять мебель, и в доме, наконец, «просто» должно быть светло и просторно. Экология — вопрос долговечности, создания дружественных, не агрессивных человеку и природе вещей.
И, может быть, южное ярко-синее небо не требует активного силуэта, богатого венчания зданий, а на светлой стене, пластика которой всего лишь отражение внутреннего пространства и ориентации здания, достаточно сопоставления света и тени. Но это вопрос вкуса и силы убеждения.
Важно понять, что принципы устройства загородной виллы или крестьянского дома, стоящих на 220 и 20 сотках земли, очень сложно привнести в городскую ткань, на участок 3-6 соток. Четырехэтажный частный дом на участке в 400 кв.м — грустное зрелище, как бы здорово он не был устроен…
Из-за пропорций участка (драгоценный уличный фронт!), различных возможностей и потребностей соседей, психологического фактора, наконец, усадебную, по сути, застройку приходится решать, применяя принципы застройки блокированной. Теряем дорогую (в прямом смысле) землю, теплые (по меже) стены, «разрываем» город двухметровыми в 3-4 этажа коридорами. Новые требования, казалось бы, должны улучшить ситуацию, но где тогда строить?
Активизация в области индивидуального строительства остро ставит вопрос о разработке правил застройки — существующие нормы не всегда отвечают на возникающие в процессе вопросы. Внятные принципы градостроительного регламента оказываются на сегодняшний день насущной необходимостью при застройке не только в центре, но и на участках нового строительства.
Составление регламента застройки актуально еще и по причине неразвитости проектного рынка. Ничтожно малый процент застройщиков (в силу разных состояний — ментального, финансового) обращаются к услугам лицензированного архитектора. Определение правил игры может систематизировать и минимально упорядочить процесс застройки в городах. Это не план того, что будет построено, не насаждение типовых решений — это правила цивилизованных отношений в городе, диалог по вопросу его сохранения.
Очевидно, что индивидуальные жилые дома (идеальный, отдельно стоящий дом на фоне собственного ландшафта) должны составлять незначительную часть застройки города. Сблокированная застройка или сдвоенный дом создают композиции более городского характера, а число этажей в доме ограничивается количеством ступеней, по которым согласны подниматься жители. Блокировка, по причине простой экономии земли, сил и средств на инженерную подготовку и транспортную доступность, естественным (здравым) образом есть и будет главным принципом застройки частного жилья в городе.
Безусловно, что проектирование частного жилого дома как жанр никогда не утратит своего значения и будет одним из самых интересных и трудных. А случаться это будет, как подарок судьбы, как увлечение и как страсть, когда человек интересен и понимает, зачем пришел, — потому как без взаимных симпатий и объяснений, иногда трудных и продолжительных, никакого кредита доверия не родится. А значит, не родится и нужного всем прочного красивого ДОМА. Архитектура — это очень человеческий процесс.

«Анапские известия». апрель 2000 год.